30 лет назад, 20 февраля 1986 года,  на орбиту была выведена орбитальная станция «Мир». Это стало прорывом для советской пилотируемой космонавтики и отечественной орбитальной программы, а также знаковым событием в развитии мировой космонавтики. Советская станция долгое время оставалась непревзойденным «космическим домом»: рассчитанная на работу в течение всего пяти лет, она прослужила втрое дольше — до 2001 года.

 

Герой России, летчик-космонавт РФ Андрей Борисенко:

Для меня орбитальная станция «Мир» была первым и самым сложным объектом, которым мне пришлось управлять из Центра управления полетами. Она всегда ассоциировалась с грандиозным внеземным домом не только для тех экипажей, которые работали «Мире», а, наверное, внеземным домом для всего человечества. Лично для меня на тот момент это было таким недостижимым творением человека, мечтой, к которой я стремился.

Начальник управления экстремальных видов подготовки Центра подготовки космонавтов имени Ю.А.Гагарина, Герой России, летчик-космонавт РФ  Юрий Онуфриенко:

 

Знакомство со станцией началось еще с подлета к ней, когда видишь ее из корабля в иллюминатор.  Сначала - на черном фоне, потом – на восходе солнца. Она начинает проявляться, расти... Становится огромной... Она похожа на большую стрекозу во всех плоскостях. Очень красиво. В голове в этот момент много мыслей. Основная -  когда же уже перейдем на станцию и начнем работать.

После открытия люка я увидел именно то, к чему стремился, только гораздо шире. Конечно, была пройдена прекрасная наземная подготовка. Благодаря земным тренажерам мы уже прекрасно себе представляли, какой будет реальная космическая станция.

Станция превзошла все ожидания. Это был мой первый космический полет. Она казалась просто огромной. Потребовалась, может быть, минимум неделя для того, чтобы запомнить основные месторасположения на станции – приборы, органы управления и так далее. Хотя, безусловно, мы были готовы к станции, знали ее благодаря наземной подготовке, ну а также благодаря космонавту Юрию Гидзенко, который передавал нам с космонавтом Юрием Усачевым свою смену.

На орбите впервые был собран большой и просторный жилой дом-лаборатория для космонавтов. Он состоял из шести модулей, общая масса станции была около 140 тонн. На универсальной космической лаборатории было развернуто более 11 тонн научного оборудования, с помощью которого космонавты выполнили более 23 тыс. сеансов различных экспериментов и исследований. Для дооснащения станции, размещения научного оборудования и проведения ремонтно-профилактических работ на внешней поверхности космонавтами было выполнено 78 выходов в открытый космос.

Герой России, летчик-космонавт РФ Юрий Онуфриенко:

Мне моя работа на станции запомнилась очень большим количеством выходов в открытый космос. У нас за экспедицию получилось шесть выходов, которые следовали друг за другом буквально через три-четыре дня. И мы до того втянулись в эту тяжелую работу, что все делалось буквально на автомате.

Продолжительность работы экипажей на станции составляла в среднем около 6 месяцев. Но выполнялись и более длительные полеты, были установлены выдающиеся рекорды по длительности пребывания и работы человека в космосе. Так, космонавт Юрий Романенко выполнил 326-суточный полет, Владимир Титов и Муса Манаров первыми в истории мировой космонавтики выполнили полет продолжительностью 366 суток, Валерий Поляков совершил самый длительный полет – 438 суток, Елена Кондакова стала первой женщиной в мире, совершившей полугодовой полет, третий космический полет Сергея Авдеева длился 380 суток.

Начальник Космоцентра Центра подготовки космонавтов имени Ю.А.Гагарина, Герой России, летчик-космонавт РФ Салижан Шарипов:

В космосе нужно в полной мере почувствовать невесомость и взглянуть на нашу планету с высоты орбиты. Читать книжки и смотреть фильмы можно и на Земле. Самое лучшее занятие в свободное время – смотреть в иллюминатор, любоваться нашей планетой. Я очень любил смотреть на Карибы. Для меня это самая красивая, самая контрастная часть планеты. Ну и, конечно же, невесомость. Я к ней  привык очень быстро – часа за два.

Изначально станция «Мир» создавалась как национальный проект, но в ходе широкой космической кооперации она стала подлинной международной станцией. За 15 лет на ней побывали 104 космонавта и астронавта из 12 стран. Были блестяще реализованы 25 международных пилотируемых программ.

Герой России, летчик-космонавт РФ Юрий Онуфриенко:

Вначале на станции нам было очень много пространства. Его хватало, даже с избытком. Более-менее тесно стало после прилета к нам шаттла, когда нам доставили третьего члена экипажа Шеннон Люсид. То есть сначала нас было двое (вместе с Юрием Усачевым) на станции, а потом, с пристыковкой шаттла – еще плюс 7 человек. Тогда мы поняли, что да, тесновато. Но места все-равно всем хватало.

В ходе реализации космического проекта «Мир» Россия накопила уникальный научно-технический опыт в области проведения длительных и сверхдлительных полетов человека в космос, подготовки космонавтов к этим полетам, создания систем и средств жизнеобеспечения, проведения экипажами сборно-монтажных работ на борту и в открытом космосе, были освоены операции стыковки и дозаправки космических аппаратов на орбите.

Герои России, летчик-космонавт РФ Геннадий Падалка:

«Мир» была огромной научной лабораторией. Там было пять модулей, в которых мы занимались исследованиями в различных областях науки, проводили уникальные эксперименты, связанные с астрономией, биологией, астрофизикой, медициной и другими дисциплинами. На станции были свои инкубаторы, в которых мы даже смогли вырастить перепелов. Экипажи работали над обширной медицинской программой. На борту было много не только отечественной научной аппаратуры, но и европейской, ведь с нами летали и бельгийцы, и австрийцы, и французы, и американцы.

«Мир» – это большой технологический прорыв. Это была огромная станция, станция-мечта. На каждого космонавта, который летал на «Мире», приходился жилой объём, в пять-шесть раз превышающий тот, который сегодня приходится на каждого российского космонавта на борту МКС.

Этот бесценный опыт и является российским вкладом в создание Международной космической станции, которая получила «путевку в жизнь» во многом благодаря уникальным результатам 15-летнего полета орбитальной станции «Мир» - выдающегося инженерного сооружения конца прошлого столетия.

Герой России, летчик-космонавт РФ Андрей Борисенко:

В апреле 2001 года, 23 числа, когда станцию сводили с орбиты, в ЦУПе было очень много народа. Стояла практически полная тишина. У многих специалистов смены на глазах были слезы. Тогда вся группа управления, все специалисты, которые имели отношение к работе станции, буквально провожали станцию в последний путь.

Источник: Пресс-служба ЦПК, фото ЦПК



Механизм аватар
Механизм ответил в теме #64899 23 март 2016 16:56
15 лет назад была затоплена в Тихом океане первая модульная орбитальная станция «Мир»

15 лет назад, 23 марта 2001 года, была сведена с орбиты и затоплена в Тихом океане российская орбитальная космическая станция "Мир". Впервые был осуществлен управляемый безопасный сход с орбиты такого крупногабаритного космического объекта (масса станции составляла 140 т) и затопление его в заданном районе акватории Мирового океана.

Подробнее...
Oleg аватар
Oleg ответил в теме #63692 23 фев 2016 17:33
Покопался тут в интернетах (память уже, увы, не та) и вот, что нашёл. Про "Курс" тот самый.

В этот день командир станции «Мир» Василий Циблиев должен был перестыковать этот корабль с одного стыковочного узла станции на другой. Ему помогали бортинженер Александр Лазуткин, а также находившийся в то время на борту орбитального комплекса американский астронавт Майкл Фоэл. Пару месяцев ранее Циблиев уже пытался вручную присоединить «Прогресс» к «Миру», используя ТОРУ. Сделать это можно было лишь в том случае, если бы на «Прогрессе» работала телекамера, по сути являвшаяся его электронными «глазами». Командир при этом видел изображение приближавшейся станции на экране, что давало ему ощущение, будто он находится на борту «Прогресса». Однако, камера так и не заработала и в тот день экипажу чудом удалось предотвратить столкновение.

Позже специалисты российского Центра управления полетами (ЦУПа) пришли к выводу: наиболее вероятной причиной отказа телекамеры «Прогресса» было то, что ее сигнал был заглушен сигналом радиолокационной системы «Курс». Вывод этот был «бальзамом на рану» Циблиева – вина за едва не случившееся столкновение, возлагалась не на него, а на оборудование. Но рекомендации, к которым на основании данного вывода пришел ЦУП, заставили командира вновь ощутить в глубине души неприятный холод.

Чтобы избежать подобной нештатной ситуации, ЦУП рекомендовал теперь вообще выключить «Курс». Это означало, что в процессе сближения «Прогресса» с «Миром» у Василия Циблиева не было бы никакой телеметрической информации о скорости сближения корабля с орбитальной станцией «Мир» и о расстоянии, разделяющем два космических объекта. Вместо этого Циблиеву предстояло измерять скорость и расстояние с помощью ручного лазерного дальномера и обычного секундомера. Этот, а также ряд других осложнивших стыковку моментов привели к столкновению «Прогресса» с «Миром», в результате чего был разгерметизирован модуль «Спектр». Его пришлось отделить от остального комплекса герметичной перегородкой и, хотя он и продолжил полет в составе станции, но использоваться в своем традиционном качестве места труда и отдыха космонавтов и астронавтов более не мог.

m.golos-ameriki.ru/a/yuri-karash-space-s...97775084/252135.html
Кстати, перестыковку с использованием лазерного дальномера (через блистер) отрабатывают на тренажёре "Дон-Союз". Специализированном тренажёре стыковки. А ТОРУ отрабатывают на тренажёре "Телеоператор". Всё это железо моего бывшего отдела. :)
Rigor ответил в теме #63690 23 фев 2016 14:30
ВСЕХ ПРИЧАСТНЫХ - С ПРАЗДНИКОМ!!!

Oleg пишет: Не было там автоматики. "Курс" отключили на время перестыковки (эксперимента "Виток"). Потому как были подозрения на какие-то там "наводки" (сейчас точно не помню). Все операции выполнялись исключительно вручную.


Вообще то я не специалист по СУД, но, если мне не изменяет память, то дело там было не в "наводках", а в самом "Витке". Т.е. сам эксперимент предусматривал ручной режим.

Ну, а то что продавали всё и вся, так тогда в стране все торговали, кто чем мог, а последствиях никто не думал. Ситуация как с Крымом - лижбы хапнуть, а там хоть трава не расти. Можно же было этими технологиями делиться потихоньку, учитывая, в первую очередь, свою выгоду на перспективу. Но у нас как всегда, у кого-то свой личный карман перевешивал.
Oleg аватар
Oleg ответил в теме #63687 23 фев 2016 12:43
Хы. А ихние "тейконавты" были пилотами Миг-21 (по словам того же переводчика). :) Раритет он был уже в то время. Хотя машина и отличная была для своих времён. В Черниговском ВВАУЛ, например, её использовали на старших курсах в качестве учебного самолёта. На младших они на Элках летали. Л-29, то есть.
Oleg аватар
Oleg ответил в теме #63686 23 фев 2016 12:39
Кстати - о китайцах. С ними на подготовку ходил их переводчик. Довольно таки высокий парень. На перекуре с ним трепались за жизнь. Говорил, что накануне ездили в столицу. И очень ему понравилась наша водка. :) Спросил, какую они пили - сказал, что "Жириновский". :lol: А лично я эту водку считал неким шмурдяком. Ну я и сказал "Да по сравнению с вашей "рисовой психической" любая водка мёдом покажется". Он аж поперхнулся дымом от сигареты. Спросил, откуда я про неё знаю - сказал, что у меня много друзей с Дальнего Востока - рассказывали про этот "божественный" напиток. :) Крепость у неё градусов 30, но по шарам даёт так, что напрочь башню сносит. Опилки они туда, что ли, добавляют - не знаю.
Вспомнилось вот в связи с праздником. Ещё он сильно возмущался, что в наших ларьках и магазинах всё китайское очень низкого качества. Типа, "ваши коммерсы везут всё самое дешёвое и самого низкого качества - позорят только нашу страну".