Добро пожаловать, Гость
Логин: Пароль: Запомнить меня

ТЕМА: Интересное о космосе

Интересные воспоминания о космосе 09 июнь 2011 14:38 #1025

  • Vit аватар
  • Vit
Oleg пишет:
Да уж. Когда водил знакомых на свой тренажер (ТДК7СТ - "Союз-ТМ", потом - "Союз-ТМА")...

Ностальгируешь?

www.novosti-kosmonavtiki.ru/phpBB2/viewt...75a6e5bc8a4bb73211d9

macos.livejournal.com/570953.html

vasi.net/community/jeto_interesno/2010/0...rodok._chast_1..html
Администратор запретил публиковать записи гостям.

Интересные воспоминания о космосе 10 июнь 2011 05:15 #1026

  • Vit аватар
  • Vit
"Российский бизнесмен Евгений Юрченко передал Московскому планетарию спускаемый аппарат космического корабля "Восток 3КА-2". В апреле этого года предприниматель приобрел капсулу на аукционе Sotheby's в Нью-Йорке за $2,89 млн.

"Мне было необыкновенно приятно победить в этом аукционе и сделать так, чтобы эта космическая святыня вернулась на Родину. Совершенно несправедливо, что такие вещи хранятся в США, а не в России. Именно поэтому я принял участие в аукционе и победил", - сказал РИА Новости Юрченко.

Бизнесмен отметил, что на аукционе было много желающих приобрести раритет. В их числе были представители Китая, Индии, Великобритании и аэрокосмического музея США.

"Восток 3КА-2" был запущен в космос 25 марта 1961 года. На борту корабля находились собака Звездочка и манекен человека, прозванный специалистами Звездного городка "Иваном Ивановичем". При возвращении спускаемого аппарата на землю металлическое кресло с манекеном катапультировалось, оба необычных пассажира приземлились удачно.

В 90-х годах капсула была куплена анонимным лицом и вывезена из России, а уже в 21 веке выставлена на торги Sotheby's.

Изначально в аукционе хотел участвовать и Московский планетарий, однако сотрудники не успели вовремя оформить необходимые документы.

"Когда мы узнали, что на аукционе Sotheby's выставлен этот экспонат, мы проявили интерес. Мы никак не ожидали, что его купит российский бизнесмен, и, тем более, что его передадут нам", - отметил генеральный директор Московского планетария Андрей Бордунов.

По его словам, капсула займет одно их центральных мест в экспозиции. Доступ к экспонату будет открыт 12 июня. В этот день после многолетней реконструкции состоится открытие Московского планетария."

www.rian.ru/video/20110608/385960446.html
Администратор запретил публиковать записи гостям.

Интересные воспоминания о космосе 15 июнь 2011 11:16 #1045

  • Vit аватар
  • Vit
Продолжение цикла статей "Космический быт" на сайте ФГБУ - на этот раз средства противопожарной защиты:
www.gctc.ru/news/default_a.php?id=705
Администратор запретил публиковать записи гостям.

Интересные воспоминания о космосе 24 июнь 2011 11:41 #1096

  • Vit аватар
  • Vit
Про парашютную подготовку космонавтов:

"Под Челнами приземлились космонавты

Настоящие космонавты прыгают с парашютами в Мензелинске! Сразу трудно было поверить в эту новость, которую нам сообщили читатели «Челнинских известий». Поэтому мы набрали телефонный номер начальника мензелинского филиала Центрального аэроклуба Татарстана Юрия Долгоаршинных. «Да, это правда. Приезжайте, познакомлю», – сказал Юрий Юрьевич так спокойно, будто у него космонавты каждый день гостят.

Первый прыжок космонавты совершают с высоты 1000 метров и постепенно поднимаются до 3000 метров.

Героическая личность

В день приезда нам немножко не повезло – дул сильный ветер и прыжки отменили.

– Парашюты, с которыми сейчас прыгают космонавты, имеют ограничение применения по ветру. Предел – шесть метров в секунду, а сегодня скорость ветра восемь метров в секунду, с порывами до десяти, – пояснил руководитель сборов, заместитель начальника третьего управления РГНИИ Центра подготовки космонавтов имени Гагарина, полковник Виктор Рень.

Героическая личность, кстати! Он был одним из немногих так называемых «космических испытателей», задача которых – выйти на предельные возможности человеческого организма. За десятилетия работы Виктор Алексеевич выполнил огромное количество экспериментов и исследований по 120 направлениям деятельности Центра. В их числе пребывание в течение трех суток в открытой тундре за Полярным кругом при морозе минус 60 градусов, в течение 70 часов – в штормовом море в спасательном спускаемом аппарате, в течение трех суток – в летней пустыне при суточных перепадах температур от плюс 15 до плюс 55 градусов с запасом воды два литра на все время эксперимента, в термокамере при температуре до плюс 80 градусов. К слову, сами космонавты в полете такое испытывают крайне редко.

Кроме того, он совершил свыше 900 полетов на воздушной лаборатории, в том числе в режиме перегрузок пять суток и в режиме невесомости трое суток. Еще свыше 400 часов работал под водой в скафандрах или в специальных аппаратах для отработки навыков работ в невесомости. Выполнил около 1500 парашютных прыжков. Только мечта полететь в космос так и осталась лишь мечтой...

Виктор Рень является автором многочисленных уникальных методик, успешно применяемых для обучения космонавтов. Длительное время он возглавляет специальную подготовку российских и иностранных космонавтов – все побывавшие в космосе космонавты России подготовлены им лично.

За мужество и героизм, проявленные при испытании авиационно-космической техники, Указом Президента в 2005 году полковнику Виктору Реню было присвоено звание Героя России с вручением знака особого отличия – медали «Золотая Звезда».

«Не жалеем, что приехали в Мензелинск»

На вопрос журналиста нашей газеты, знал ли он до этого хотя бы примерно, где находится Мензелинск, Виктор Алексеевич с улыбкой ответил:

– Примерно-то знал, вроде как с географией дружу. Раньше мы выбирали место подготовки по своему усмотрению, прежде всего, исходя из того, чтобы метеоусловия были благоприятными. Естественно, смотрели и условия быта, поскольку космонавты, как вы понимаете, штучный материал. С выходом Федерального закона № 94, который требует проведения аукционов для выполнения госзаказа, мы провели конкурс, и мензелинский аэроклуб его выиграл. Приехали сюда и не пожалели – организация здесь великолепная. Единственное: не совсем устраивают погодные условия, мы в напряге каждый день, ждем подходящей погоды, а переутомление дает о себе знать, космонавты начинают допускать значительно больше ошибок.

Напомним также, что мензелинский аэроклуб в последнее время часто удивляет своими успехами. В августе прошлого года здесь был проведен чемпионат мира по парашютному спорту. Кроме того, третий год подряд тут тренируется сборная России по парашютному спорту.

10 секунд для спасения своей жизни

Если первый отряд космонавтов состоял из одних летчиков, то сейчас, как рассказал «Челнинским известиям» Виктор Рень, набор производится в порядке подачи заявления. Приоритет отдается тем, кто имеет какое-то отношение к космической теме. В отряде, прибывшем на сбор в Мензелинск, насчитывается семь кандидатов в космонавты и один космонавт-испытатель. Вообще программа подготовки к полетам делится на три этапа: общекосмическая, в составе групп специализации и в составе экипажа. Первый этап длится два года, состоит из нескольких частей и называется специальной парашютной подготовкой космонавтов (СППК). Ее-то и проходят космонавты в Мензелинске.

Идеолог СППК Сергей Киселев пояснил нам ее суть:

– Космонавты работают в орбите в отрыве от всего. Ну, возьмем такую маловероятную ситуацию, что в жилой отсек космической станции врезался метеорит и сделал пробоину. Среди ночи неожиданно завопила сигнализация, тут тебе и потеря воздуха, и прочие последствия. Во-первых, человек тут же должен сообразить, что произошло. Во-вторых, моментально принять решение. То ли спасаться самому, то ли произвести действия, расписанные штатно: обесточить станцию и прочее. Попасть в спускаемый аппарат не так-то просто, станция сейчас громадная, отсеков полным-полно! То есть человек в условиях, когда он понимает, что еще несколько секунд – и кранты, должен действовать четко, хладнокровно, а для этого надо готовить психику человека.

Все это отрабатывается во время свободного падения в Мензелинске, которое длится максимум 60 секунд. Из них 50 секунд космонавт решает поставленные перед ним задачи, например, логические или математические, при этом все, что он думает и делает, он должен проговаривать в диктофон. У космонавта кроме крепкого здоровья еще должна быть правильная дикция и хорошо поставленная речь, должен уметь четко формулировать свои мысли и действия. Этот репортаж потом анализируется психологами и инструкторами, проверяется его полнота, качество. Таким образом определяют, насколько человек устойчив к той или иной стрессовой ситуации.

В итоге для спасения собственной жизни космонавту остается около 10 секунд. За это время он должен занять правильное положение в воздухе, сориентироваться по земле и открыть парашют. Таким образом, тренируется мозг человека, чтобы он включался в работу в любой ситуации. Естественно, сложные задания даются не с первых прыжков, они только ознакомительные. Только на пятом-шестом прыжке космонавты начинают самостоятельно открывать парашют. К слову, в аэроклубах на это уходит, как правило, 15-20 прыжков.

– Создать для космонавта стрессовую ситуацию в наземных условиях возможно только с помощью прыжка с парашютом. Ну, допустим, сидит человек в аудитории. Ему говорят, у тебя пожар левого двигателя. Он смотрит туда – там никакого двигателя горящего рядом нет. Сам он сидит, занимая удобную позу. А здесь даже если ему будут говорить, что никаких проблем нет, он понимает, что в небе один, и нужно принимать решение, – заметил Виктор Рень.

Сборы космонавтов в Мензелинске продлятся до 3 июля. В ходе них кандидаты в космонавты должны выполнить 40 прыжков. Помимо специального парашютного обучения кандидаты в космонавты проходят подготовку в различных климато-географических зонах. Проверяется их выживаемость в случаях аварийного приземления спускаемого аппарата в лесисто-болотистой местности зимой, на море и в пустыне.

Как рассказала нам начальник психологической лаборатории медицинского управления ФГБУ «Научно-исследовательский испытательный центр подготовки космонавтов» Саргылана Захарова, проводится комплексная оценка психического состояния человека, его поведения в стрессовой ситуации, того, как он справляется с заданиями в ходе всех этапов подготовки, а затем дается заключение о годности либо негодности. По окончании первого этапа подготовки его участникам присваивается квалификация космонавт-испытатель. Затем они попадают в группу специализации, а на третьем этапе их распределяют в космические экипажи в качестве дублеров.

«Мамочка, ты только не обижайся...»

Самой опытной в отряде космонавтов является Елена Серова. Журналист «Челнинских известий» стал свидетелем того, как она совершила в поле, где растут подсолнухи, свой 21 прыжок с парашютом. При его раскрытии Елену слегка повертело. После приземления Виктор Рень дал ей короткую инструкцию о том, как этого избежать в дальнейшем. Затем все космонавты сели в «Газель» и поехали обратно на аэродром, готовиться к следующему прыжку. По пути мы успели задать Елене несколько вопросов.

– Елена, вы давно в отряде космонавтов?

– С 2006 года. Заявление подала в 2005 году, прошла медкомиссию, сдала внутренние экзамены и стала кандидатом в космонавты. Затем была общекосмическая подготовка, по окончании которой мне присвоили квалификацию космонавт-испытатель. Сейчас я прохожу подготовку в группе специализации. Сюда приехала, потому что, к сожалению, у меня была небольшая травма, и я в свое время не до конца прошла курс парашютной подготовки. Сейчас добираю.

– А до этого где работали?

– В российской ракетно-космической корпорации «Энергия», занималась бортовой документацией, по которой и летают космонавты.

– Как близкие отреагировали на ваше решение стать космонавтом?

– Нормально... Папа, правда, сильно переживал, думал, что я морально могу не справиться. Это действительно очень тяжело. Мой супруг – тоже космонавт-испытатель, дочери 8 лет, ее также зовут Лена. Она сначала очень хотела стать космонавтом, а потом увидела, что мама постоянно на тренировках, никакая домой приходит, и однажды подошла ко мне и говорит: «Мамочка, ты не обижайся, пожалуйста... Скажи, что не будешь обижаться. Я не буду космонавтом... Я, наверное, буду ветеринаром». Она очень любит кошек и, конечно, еще только в поиске будущей профессии. Ну, это ничего! Я тоже когда-то хотела стать пограничной медсестрой. Это я тогда насмотрелась кино, по-моему, называлось «Мы с Мухтаром на границе».

– Где кроме Мензелинска проходит подготовка космонавтов?

– Ну, само собой, в Звездном городке, периодически выезжаем на Байконур на старты. В Севастополе проводятся морские выживания, на базе Ейского высшего авиационного училища тоже занимались.

– Елена, получается, из всех, кто приехал в Мензелинск, пока вы ближе всех к полету в космос?

– Это совершенно непредсказуемо! В дальнейшем, если все будет благополучно, меня включат в состав экипажа в качестве дублера, затем уже полноправным членом. Сказать, сколько на это уйдет времени, не может никто. Некоторые так и не могут полететь в космос, другие этого ждут 15 лет, у третьих все удачно складывается.

После каждого прыжка психолог Саргылана Захарова общается с космонавтами, в том числе с единственной женщиной среди них – Еленой Серовой (слева).

«Мечтаю о космосе с детства»

Короткий разговор получился у нас и с кандидатом в космонавты Андреем Бабкиным.

– У меня была парашютная подготовка, которую я прошел в начале 2000-х годов. В разные годы в сумме я прыгнул пять раз. После такого значительного перерыва начал прыгать по новой методике. Ощущения прекрасные, стараешься выполнить все, что в тебя вкладывают инструкторы. Когда все получается, есть чувство удовлетворения, – признался Андрей.

По профессии он инженер, окончил Московский авиационный институт, работал в РКК «Энергия» ведущим научным сотрудником, занимался вопросами поисково-спасательного обеспечения.

– Заявление я подал в 1999 году, а в набор попал только в 2010 году. Время зря не терял, осваивал смежные вопросы, поскольку все идет в общую копилку. А мечта полететь в космос была с детства, и я очень надеюсь, что она в итоге осуществится."

www.chelny-izvest.ru/gazeta/articles/3574.html
Администратор запретил публиковать записи гостям.

Интересные воспоминания о космосе 28 июнь 2011 10:24 #1112

  • Vit аватар
  • Vit
Фоторепортаж из закрытого музея космонавтики знаменитого подмосковного завода "Звезда". Там делают скафандры, катапультные кресла и еще многое другое:

www.argumenti.ru/photogallery/cosmos_zvezda/984
Администратор запретил публиковать записи гостям.

Интересные воспоминания о космосе 28 июнь 2011 11:15 #1113

  • Vit аватар
  • Vit
"Общее собрание участников ООО «1СК» ввело в состав Совета директоров Общества Василия Васильевича Циблиева, генерал-лейтенанта запаса, летчика-космонавта РФ, Героя России.
В.В. Циблиев родился в 1954 году в Крыму. Окончил Харьковское высшее военное авиационное училище лётчиков имени С.И. Грицевца, командный факультет Военно-воздушной академии имени Ю.А. Гагарина.
С 2003 по 2010 г.г. В.В. Циблиев возглавлял Центр подготовки космонавтов им. Ю.А. Гагарина. Кандидат технических наук, доцент."

www.1sk.ru/about/news/2297/

25 июня 1997 года В.В.Циблиев управлял грузовым кораблем "Прогресс-М34" в режиме ТОРУ и должен был остановить "Прогресс" в 50 метрах от станции "Мир", выполнив так называемый режим зависания. Но скорость корабля уменьшить не удалось, и произошло столкновение со станцией "Мир", в результате которого была нарушена герметичность корпуса модуля "Спектр". При столкновении корабля "Прогресс-М34" со станцией "Мир" модуль "Спектр" получил семь ударов разной интенсивности. По меньшей мере один из них сделал в его корпусе пробоину площадью около двух квадратных сантиметров.

Вот как об этом вспоминает на страницах журнала "Наука и жизнь" Виктор Дмитриевич Благов, заместитель руководителя полетами в то время:

"За много лет эксплуатации орбитальной станции "Мир" - а ей пошел уже двенадцатый год - с ней десятки раз стыковались корабли "Прогресс", "Союз" и "Шаттл". Методика этой операции хорошо известна и неоднократно опробована.
Стыковки кораблей "Прогресс" со станцией "Мир" планируются в автоматическом режиме. "Прогресс" сближается со станцией под управлением с Земли. Все расчеты так называемого "дальнего" сближения выполняет наземный компьютер по данным измерений параметров движения "Прогресса-М" и "Мира", полученным от наземных станций слежения. Этот способ позволяет подвести "Прогресс-М" на расстояние от 7 до 30 километров до станции. Начиная с 30 километров сближением, причаливанием и стыковкой управляет бортовой компьютер "Прогресса". Он рассчитывает все необходимые маневры (их обычно требуется не более трех), используя параметры относительного движения корабля и станции: дальность, скорость и их угловое положение. Эти параметры выдает радиотехническая система "Курс" - нечто вроде радиолокатора, только гораздо сложнее. Его аппаратура установлена на корабле "Прогресс" ("активный Курс") и на станции "Мир" ("пассивный Курс").
В автоматическом режиме экипаж только контролирует сближение по телевизору и по данным компьютера "Прогресса", которые передаются на дисплей станции по радиоканалу. Если на дальности не более 400 метров откажет автоматика, можно завершить сближение и произвести стыковку вручную, используя так называемый телеоператорный режим управления - ТОРУ.
Похожая система давно применялась в авиации для сохранения летающих мишеней, которые курсанты не смогли сбить. Мишень - это старый самолет с телеуправлением, и если он уцелел после учебной стрельбы, то радиосигналами с ведущего самолета его сажали на полосу.
В техническое задание на разработку ТОРУ было заложено основное требование: для работы с ним экипаж не должен переучиваться. Он умеет стыковать "Союз-ТМ" в ручном режиме при отказе автоматики, и этот опыт следовало использовать для ручной стыковки "Прогресса".
Пульт ТОРУ на станции "Мир" имеет ручки управления двигателями причаливания и ориентации "Прогресса -М", кнопочную панель для подачи на него разовых команд и телевизионный экран, на который выводится изображение станции с телекамеры "Прогресса". Все команды передаются со станции на грузовой корабль по линии УКВ-связи.
Таким образом, при работе в режиме ТОРУ у экипажа создается близкое к реальному ощущение, что он находится в "Прогрессе-М" и ведет его на стыковку точно так же, как он это делал при ручной стыковке "Союза-ТМ". Режим ТОРУ много раз успешно использовался при стыковке "Прогрессов". Эти же системы ставили на многие модули ("Кристалл", "Природа").
Однако если система "Курс" откажет на расстоянии более 400 метров, "Прогресс-М" может быть потерян вместе с его грузом и запасом топлива, необходимыми для продолжения экспедиции на "Мире". В последние два года все чаще и чаще возникали сложности с поставками аппаратуры "Курс" с киевского радиозавода. Не было гарантий ее получения в плановые сроки, резко возросли цены - до нескольких миллиардов рублей за комплект.
Все это заставило специалистов Ракетно-космической корпорации "Энергия" организовать возвращение на Землю аппаратуры "Курс" с кораблей "Союз-ТМ" после их стыковки со станцией для повторного использова ния на "Прогрессах". Но даже такая мера не решала проблемы полностью, так как ежегодно на орбиту выводится четыре-пять "Прогрессов-М" и только два "Союза-ТМ". Необходимо было отыскать альтернативный вариант.
Так появился режим сближения без использования аппаратуры "Курс", получивший название БПС-ТОРУ (баллистическое прецизионное сближение - телеоператорный режим управления). В этом режиме с помощью серии небольших очень точных маневров, рассчитанных наземным компьютером, "Прогресс-М" подводится к станции на расстояние 1,5-2 километра. Отсюда управление берет на себя экипаж в режиме ТОРУ.
Режим, подобный БПС, уже применяли В. Джанибеков и В. Савиных в 1985 году при полете "Союза -Т13" к станции "Салют-7", аппаратура которой была выключена после аварии. Системы ТОРУ тогда еще не было, поэтому на последнем этапе космонавтам пришлось использовать очень сложную схему ручного подхода к станции.
Режим БПС-ТОРУ был многократно отработан экипажем на тренажере в земных условиях. Настало время проверить его в реальном полете на двух - трех "Прогрессах-М".
6 апреля 1997 года был запущен автоматический грузовой корабль "Прогресс-М34". Он доставил на станцию груз и был заполнен отходами. После этого его должны были увести с орбиты и утопить в Тихом океане. Но предварительно с ним решили провести первый натурный эксперимент по ручной стыковке в режиме БПС-ТОРУ.
23 июня 1997 года "Прогресс-М34" был отстыкован от станции "Мир" и удален на несколько километров.
25 июня "Прогресс" в режиме БПС был введен в расчетную точку для начала режима ТОРУ на расстояние 2 километра от станции со скоростью сближения 7 м/с. Параметры были близки к расчетным. Экипаж регулярно измерял дальность по телевизионному регистратору, вычислял скорости сближения и бокового сноса и по определенной программе гасил их.
В целях безопасности экипаж должен был остановить "Прогресс" в 50 метрах от станции, выполнив так называемый режим зависания. В таком положении всему комплексу надлежало войти в зону видимости наземных пунктов слежения. Затем, после проведения контроля всех параметров корабля и станции наземным персоналом, по команде с Земли можно было начать завершающую фазу работ - причаливание. Однако экипажу скорость корабля уменьшить не удалось, и он продолжал сближаться со станцией.
Столкновение произошло вне зоны видимости. Станцию на Земле стало видно и слышно примерно через 15 минут после столкновения. Экипаж стал рассказывать о происшествии. Их переспрашивали, перепроверяли, но почему это произошло, понять так и не смогли. Одновременно ЦУП сразу же начал опрашивать системы "Мира" и "Прогресса" через их телеметрические сети.
Внутренним контролем кораблей занимается бортовая диагностика, которая посылает информацию на Землю. По ее сообщениям все системы и корабля, и станции работали нормально. "Прогресс" был специально задержан на орбите, и после многократных проверок выяснилось, что там никаких неполадок нет. Даже после удара все его системы, в том числе отвечающие за сближение, уцелели, ни одна не вышла из строя. На "Мире" тоже все было в норме, не считая потери герметичности корпуса модуля "Спектр" и разрушения его солнечной батареи. Из докладов экипажа и анализа данных телеметрии удалось установить, что в точке зависания примерно в 50 метрах от станции скорость корабля составляла около 3 м/c, тогда как она должна была быть равна нулю.
Баллистики исследовали, как на поведение корабля могло повлиять возможное нарушение его центровки. Пришлось даже сделать натурный эксперимент во время автономного полета "Прогресса". Эта тонкая операция была проведена 26 июня. Запустили малые двигатели "Прогресса", посмотрели, как он ведет себя, и рассчитали положение центра его масс. Эксперимент показал, что оно было в пределах нормы по поперечной оси и немного сдвинуто вперед по продольной. Если центр масс сдвинут сильно, корабль при движении может начать покачиваться, рыскать. Но и этого зафиксировано не было: судя по телевизионной картинке, он все время устойчиво смотрел на станцию.
Копались здесь долго и в конечном итоге поняли, что ищем не там. Но копаться было необходимо, принцип здесь один: нужно рассматривать все возможные версии и анализировать их, постепенно отсекая ошибочные. Это правило устоялось в процессе многолетней работы - мы пришли к нему постепенно и сейчас понимаем, что иначе нельзя. На этот анализ тратятся дополнительные средства и время, но все подозрительные версии подлежат рассмотрению, а возможные причины аварии - ликвидации в последующих полетах.
Само событие оставило у всех, особенно у экипажа, чувство вины. Это естественно: техника ли, Земля или борт виноваты, отвечать вроде бы должен тот, кто держал ручки управления в момент аварии. Однако наказать кого-то за просчет, действительный или мнимый, несложно. Гораздо труднее и неизмеримо важнее отыскать истинную причину происшедшего.
Итак, самого момента удара мы не видели, но как только станция вошла в зону видимости, сразу же включились в работу по ликвидации аварийной ситуации.
Экипаж доложил, что в корпусе течь и давление в станции падает. Мы на Земле и сами слышим по связи шум вытекающего воздуха и звук аварийной сирены. Система контроля может почувствовать скорость падения давления на двадцать пять микрон ртутного столба в секунду, подавая звуковой и световой сигналы. Информация об этом передается на Землю и в телеметрию, естественно, тут же записывается время события.
Экипаж начал готовить к спуску "Союз", как это предусмотрено инструкцией. В ней подробнейшим образом расписано, как действовать в подобной ситуации: с одной стороны, надлежит готовиться к эвакуации, а с другой - без риска для жизни попытаться определить, где, в каком отсеке произошла разгерметизация, и принять, по возможности, меры к ее устранению.
В отличие от первых станций - "Салютов" - "Мир" имеет модульную конструкцию, он разделен на секции, как авианосец или подводная лодка. Это удобно по двум причинам. Во-первых, можно посылать на орбиту отдельные блоки станции с разрывом во времени, загружая их самой современной, появившейся в самое последнее время аппаратурой. Кроме того, можно снимать старые модули и ставить новые. И второй немаловажный фактор - безопасность. Если метеорит попадет в один из модулей, его можно быстро отсечь, сохраняя живучесть станции. Для этого у каждого модуля есть герметизирующая дверца - так называемая крышка люка. Ее не закрывают на петлях, как дверь, а снимают и ставят вручную. В переходном отсеке хранятся крышки для трех модулей, а четвертый может быть закрыт штатным стыковочным узлом.
Сделав эти пояснения, вернемся к событиям на станции. После доклада около минуты ушло на выяснение обстоятельств, и стало понятно, что произошло соударение с одним из модулей и его разгерметизация. Космонавты осмотрели станцию, зашли в "Спектр" и выяснили, что шипит сильнее всего именно там. Тогда с Земли дали рекомендацию загерметизировать модуль.
Отстыковав кабели, проходящие через люк, экипаж поставил крышку люка, и ее мгновенно присосало. Сразу же стало понятно, что все мы угадали правильно: пробоина находится именно в "Спектре". Смотрим телеметрию: давление на станции стабилизировалось, а в "Спектре" продолжает падать.
К следующему сеансу связи "Мир" пришел с нулевым давлением в "Спектре". В станции давление остановилось на уровне 670 мм ртутного столба (до удара было 760 мм). Предельное давление, которое грозит неприятностями по содержанию кислорода, - 490 мм рт. ст., так что запас был вполне приличный. Расчеты показали, что эквивалентное отверстие (то есть пересчитанное на круглое) в стенке модуля "Спектр" имеет площадь примерно 3 кв.см., а какой формы оно на самом деле, нам, разумеется, неизвестно.
Мы успели выключить в "Спектре" всю аппаратуру и химические источники тока, надеясь, что сможем когда-нибудь вернуться в модуль. На "Спектре" были четыре солнечные батареи общей мощностью 12 кВт (одна из которых разрушилась при ударе). Они не все были нужны самому "Спектру", а питали в основном другие отсеки. Кабели этих батарей и проходили через люки. Экипаж, как уже было сказано, их отсек, и некоторое время сидел на голодном пайке по электричеству, потеряв около 40 процентов энергии. Были выключены сам "Спектр", модуль "Кристалл", целиком получающий питание от "Спектра", почти полностью обесточена лаборатория "Природа", в которую только часть энергии приходит от базового блока. Поэтому естественно было заняться в первую очередь ремонтом электростанции и восстановить ее мощность.
Здесь нам помогла случайность. "Прогресс" ударил по солнечной батарее, которая питает только системы "Спектра". Пока "Спектр" не будет отремонтирован, его аппаратуру все равно включать нельзя, и подключив три оставшиеся батареи, можно полностью восстановить электроснабжение во всех остальных модулях. Если бы "Прогресс" разбил другую батарею, нам пришлось бы гораздо хуже. Хотя выход был бы и тогда: на внешней поверхности станции есть в запасе две сложенные батареи.
Начать восстанавливать питание планировалось 30 августа. Намечен был вход экипажа (разумеется, в скафандрах) в "Спектр" и подключение разомкнутых кабелей. Но тренировки экипажа прервались из-за плохого самочувствия командира. Врачи не рекомендовали ему облачаться в скафандр и перегружать сердце. Движения в скафандре сильно затруднены, их приходится делать с большим усилием. Кроме того, скафандр вентилируется далеко не идеально, человек как бы сидит в резиновом мешке и выходит оттуда мокрым, вспотевшим, испытав немалые нагрузки. Поэтому выход несколько раз откладывали, в итоге отложили до прихода нового экипажа - Анатолия Соловьева и Павла Виноградова.
Новому экипажу предстояло в первую очередь подключить батареи. Вначале был вариант провести кабели от "Спектра" ко всем модулям снаружи станции, как бы повторив схему, собранную внутри. Сразу же, однако, стало ясно, что это очень дорого: потребуется около полутонны кабелей, доставлять которые пришлось бы на нескольких "Прогрессах". Кроме того, прокладывать и крепить их на корпусе в открытом космосе экипажу было бы очень трудно.
Стали искать другие варианты и, естественно, подумали: а нельзя ли использовать прежние провода внутри станции? Они же остались целыми. Оказалось, можно, если взять резервную крышку и установить в ней герморазъемы. Правда, пришлось бы пилить, сверлить, резать и герметизировать на борту, что крайне неудобно.
Потом появилась совершенно простая мысль. В переходном отсеке есть конус - пассивный стыковочный узел, который применялся раньше для перестыковки модулей. С ним экипажи уже работали, когда приходили второй, третий и четвертый модули.
Конус этот заканчивается небольшим цилиндром, на котором есть механизированное и электрифицированное гнездо для причального штыря. Вот его и решили использовать: снять верхний цилиндр, а вместо него сделать толстую алюминиевую плату, насверлив в ней на Земле нужное количество отверстий.
Плату вырезали, обработали ее в заводских условиях, установили все разъемы, подключили кабели, проверили в барокамере, убедились, что все герметично, и отправили на орбиту. Теперь там осталось только отстыковать от конуса цилиндр и поставить на его место плату. Она позволяет пропустить уже 35 кабелей через свои герметизированные электрические разъемы.
25 августа экипаж снял герметизирующую крышку, сбросив давление из переходного отсека (ПХО), на ее место пристыковал конус с новой платой, подсоединил разъемы "Спектра" и вновь поднял давление в ПХО. Электричество было введено в переходной отсек станции.
Пока "Кристалл" и "Природа" стояли без дела, их системы терморегулирования не работали, выключенные приборы тепла не выделяли, а влажный воздух из базового блока и из модуля "Квант-2" шел. Корпус же где-то перегревается, а где-то сильно охлаждается, и там наступает точка росы, происходит конденсация паров воды. Поэтому прежде чем подключать аппаратуру, вначале пришлось сушить обесточенные модули, а затем включать систему терморегулирования. И только после этого работы по восстановлению электрической части закончились, питание "Природы" и "Кристалла" было восстановлено.
Теперь экипаж занялся "мертвым" модулем. Работа началась с инспекции. На выход в открытый космос пошли Анатолий Соловьев и Майкл Фойл, чтобы исследовать снаружи места, в которых могла быть пробоина. Их вычислили по имеющейся телевизионной и телеметрической информации. Опытные специалисты группы моделирования Хамзат Сайгираев и Николай Петров синтезировали на компьютере видеофильм, имитирующий картину соударения. Она позволила нанести на карты "Спектра" и "Мира" точки вероятных ударов и указать экипажу, где их искать.
Но здесь есть одно "но": снаружи весь металл корпуса закрыт многослойным "свитером" пассивной теплоизоляции. Состоит она из стеклоткани с алюминированной пленкой. После каждого слоя фольги идет слой стеклоткани, потом опять фольга, опять стеклоткань, и так 32 раза. Во время инспекционного выхода Соловьев и Фойл осмотрели все указанные места возможной негерметичности и отметили, что слой мягкой теплоизоляции там разорван. Модель соударения оказалась точной, но ни в одном из этих мест явных признаков пробоины в корпусе, к сожалению, обнаружено не было.
Остается предположить, что негерметичность возникла не в месте удара "Прогресса", а в области наибольшего механического напряжения конструкции. Это означало, что район поиска течи необходимо расширить.
Исходя из этих соображений, мы решили осмотреть станцию с большого расстояния - с борта корабля "Союз-ТМ26" при его перестыковке в августе и с американского корабля "Атлантис" STS-86 в октябре. Облетая станцию, "Атлантис" проводил детальное фотографирование всех подозрительных участков конструкции. Модуль "Спектр" в это время был поддут воздухом до давления 40 мм рт. ст.
В ходе этой операции обнаружились два возможных места негерметичности - фонтанчики пыли и мелкие кусочки теплоизоляции недалеко от привода солнечной батареи "Спектра" и радиатора его терморегулирования.
Осторожности ради эту информацию расценили не в качестве окончательной, а как дополнительную для разработки дальнейших действий. Осторожность объясняется тем, что воздух мог выходить не из отверстий, а в местах разрыва теплоизоляционного слоя, просачиваясь к ним между этим слоем и корпусом.
Анализ событий 25 июня на станции "Мир" в конце концов позволил выяснить причины происшествия и принять меры к их устранению. Продолжить поиски течи и загерметизировать модуль "Спектр" планируется уже в январе 1998 года.
Проведя все эти работы, мы создадим новую, очень полезную технологию. Сейчас готовится к запуску международная станция "Альфа", которая должна будет функционировать на орбите не менее пятнадцати лет. На ней предусмотрены противометеоритные экраны, но если ее защиту все-таки пробьет какой-то метеорит, действовать придется способом, отработанным на станции "Мир".
Сейчас мы от горестных мыслей переходим к более трезвому и нормальному взгляду на происшедшее. Надеемся, что нас посетит удача, что мы и опыт приобретем, и модуль "Спектр" вернем в строй. Рассматриваем ремонт "Спектра" как очень интересную задачу, с которой встретились впервые, новую для всех, работающих в этой области. Успешное ее решение сегодня окажет нам неоценимую услугу в будущем.
Когда номер был уже сверстан, пришло официальное сообщение, что мелькавшие в средствах массовой информации слухи о наказании экипажа не соответствуют действительности. За этот сложный рейс, изобиловавший нештатными ситуациями, Василию Циблиеву и Александру Лазуткину денежное вознаграждение выплачено полностью и штрафных санкций на них не наложено.

old.nkj.ru/cgi/naukaabff.html?05+9712+05712028+HTML

Также рекомендую к просмотру фильм "Некуда бежать. Пожар на космической станции", в котором сами космонавты рассказывают о пожаре и разгерметизации на "Мире":


или здесь в лучшем качестве:
rutube.ru/tracks/3855035.html
Администратор запретил публиковать записи гостям.
Время создания страницы: 0.167 секунд