15 февраля 2016 г. вышел указ Президента Российской Федерации № 59 о награждении российских космонавтов – участников 39/40-й и 41/42-й экспедиций на МКС – государственными наградами. Совершившим первые полеты в космос Олегу Артемьеву и Елене Серовой присвоено высшее звание «Герой Российской Федерации» и почетное звание «Летчик-космонавт Российской Федерации». Их коллеги по экипажам Александр Скворцов и Александр Самокутяев, совершившие вторые космические полеты, удостоены орденов «За заслуги перед Отечеством» IV степени.
 
Редакция «Новостей космонавтики» поздравляет героев с заслуженными наградами.
 
Мы в журнале уже не раз писали о системе награждения советских/российских космонавтов, а также о случающихся сбоях и об исключениях из этой системы. 
 
В советское время за первый и второй полеты космонавту вручались медаль «Золотая Звезда» Героя Советского Союза и высшая награда государства – орден Ленина, а за третий и последующий полеты – только орден Ленина. Это было правилом.
 
В начале российского периода из-за отмены большинства советских наград – звания Героя Советского Союза, ордена Ленина, ордена Красного Знамени, ордена Октябрьской Революции и других – космонавтов награждали за полеты «нейтральными» орденами. Так, Сергея Крикалёва за сдвоенный почти годовой полет наградили в марте 1992 г. орденом Дружбы народов, и до 1994 г. за вторые и последующие полеты этого ордена были удостоены еще пять человек. В отношении же самого Крикалёва явная несправедливость была исправлена, и уже в апреле 1992 г. ему вручили медаль «Золотая Звезда» № 1 Героя Российской Федерации. 
 
К 2002 г. после ряда колебаний в России установилась следующая традиция (системой это назвать трудно):
  • После первого успешного длительного полета космонавту присваивается почетное звание «Герой Российской Федерации» с вручением медали «Золотая Звезда» и почетное звание «Летчик-космонавт Российской Федерации». Установлены также соответствующие этим званиям доплаты, компенсации и/или льготы.
  • После второго успешного полета космонавт награждается орденом «За заслуги перед Отечеством» IV степени.
  • За третий и четвертый полеты – тем же орденом III и II степени соответственно.
Впрочем, были и исключения, причем этих исключений оказалось едва ли не больше, чем правил.
 
Итак, в соответствии с этой традицией космонавты Сергей Рязанский (МКС-37/38), Олег Артемьев (МКС-39/40) и Елена Серова (МКС-41/42), совершившие свои первые полугодовые полеты, получили звания «Герой Российской Федерации» и «Летчик-космонавт Российской Федерации». Ордена «За заслуги перед Отечеством» IV степени за второй полет были удостоены Александр Скворцов (39/40) и Александр Самокутяев (41/42). Тот же орден, но более высокой, III степени получил за третий полет Олег Котов.
 
Несколько иначе сложилась история у Фёдора Юрчихина. За свой первый, очень удачный полет, но короткий и на шаттле, он получил орден Дружбы. Это было более или менее логичное компромиссное решение, если вспомнить о том, что до него за первый полет на американском корабле Валерий Токарев получил звание Героя, Борис Моруков – лишь благодарность от Президента, а Юрий Лончаков не получил вообще ничего. За второй полугодовой полет Юрчихин был награжден как за первый – званием «Герой Российской Федерации». Дальше – по традиции: третий полет – орден «За заслуги перед Отечеством» IV степени, четвертый полет – «За заслуги перед Отечеством» III степени. 
 
Антон Шкаплеров, Геннадий Падалка и Олег Кононенко, завершившие в 2015 г. второй, пятый и третий космический полет соответственно, еще ждут своих заслуженных наград. Правда, не очень понятно, как может быть отмечен пятый полет Г. И. Падалки: случаев награждения космонавта орденом «За заслуги перед Отечеством» I степени пока не было.
 
Между тем к космонавтам Михаилу Тюрину, Максиму Сураеву и Александру Мисуркину судьба оказалась совсем неблагосклонной. 
Михаил Тюрин завершил свой третий космический полет по программе МКС-38/39 длительностью без малого 188 суток еще в мае 2014 г. и до сих пор не получил за него никакой государственной награды, хотя по установившейся традиции вполне мог рассчитывать на орден «За заслуги перед Отечеством» III степени.
 
Не был отмечен за свой второй полет по программе МКС-40/41, завершившийся в ноябре 2014 г., и Максим Сураев. По логике, его должны были представить к награждению орденом «За заслуги перед Отечеством» IV степени.
 
Но более всех судьба оказалась несправедливой по отношению к Александру Мисуркину. Свой первый и очень удачный космический полет он выполнил вместе с ветераном Павлом Виноградовым по программе МКС-35/36 два с половиной года назад – с 28 марта по 11 сентября 2013 г. Экипаж впервые провел сближение со станцией по «быстрой» четырехвитковой схеме, разгрузил два корабля – «Прогресс М-19М» и -20М, вместе с американцем Кэссиди перенес оборудование из европейского ATV-4 «Альберт Эйнштейн» и японского HTV-4. Мисуркин в паре с ветераном Юрчихиным совершил три очень важных выхода в открытый космос. Претензий после посадки к экипажу практически не было. Тем не менее Павла Виноградова вместо ожидаемого ордена «За заслуги перед Отечеством» III степени наградили орденом Мужества (16-й в общем рейтинге орденов России и 7-й в рейтинге гражданских орденов). А Александра Мисуркина чем?
 
А ничем… Вообще. Даже звания летчика-космонавта не присвоили. А ведь наличие наград – это не только моральное удовлетворение, но и материальные выплаты. Каждый Герой Российской Федерации получает определенный набор льгот, кроме того, есть доплаты к зарплате. Всего этого Александр лишен уже более двух лет.
 
Мы попытались разобраться в причине такой несправедливости по отношению к отличному космонавту. Для начала обратились к командиру экипажа Павлу Владимировичу Виноградову. Он рассказал, что месяца через два после полета, примерно в ноябре-декабре 2013 г., его друзья из Роскосмоса сообщили, что к ним до сих пор не пришли представления на награждение, и посоветовали обратиться к тогдашнему руководителю ведомства В. А. Поповкину, чтобы он «подтолкнул» этот вопрос. Павлу Владимировичу показалось неэтичным просить за себя, но он написал письмо, касающееся награждения своего бортинженера Александра Мисуркина:
 
 
Руководителю 
Федерального космического агентства 
В. А. Поповкину
 
Уважаемый Владимир Александрович!
 
Считаю необходимым обратиться к Вам по вопросу представления бортинженера 35/36-й экспедиции МКС Александра Александровича Мисуркина к государственной награде. 
А. А. Мисуркин закончил военный авиационный институт с золотой медалью, был отобран в отряд космонавтов с должности летчика-инструктора 1-го класса гвардейского учебно-авиационного полка Краснодарского ВАИ. В процессе подготовки проявил себя грамотным, инициативным инженером, с высокими операторскими качествами. Отличное знание А. А. Мисуркиным бортовых систем транспортного корабля и российского сегмента МКС обеспечили выполнение всей программы полета с высоким качеством.
Заинтересованность в выполнении научных прикладных экспериментов, ответственность, целеустремленность, положительные человеческие качества позволили А. А. Мисуркину легко работать в международном экипаже МКС. Коммуникабельность, открытость, отзывчивость, готовность помочь товарищу, отличная техническая подготовка, умение грамотно эксплуатировать бортовые системы транспортного корабля позволяют говорить о высоком профессиональном потенциале для дальнейшей работы в нашей области. 
Полет транспортного корабля впервые по четырехвитковой схеме, когда от четкой работы бортинженера во многом зависел успех осуществления такого режима, безупречное выполнение трех выходов в открытый космос, в том числе максимального по продолжительности, поддержка российского и трех американских выходов, выполнение более 40 экспериментов по научной программе МКС, прием европейского грузового корабля ATV-4, трех российских грузовых кораблей, выполненных в процессе нашего полета с непосредственным участием А. А. Мисуркина, позволяет мне с уверенностью ходатайствовать перед Вами о представлении Александра Александровича Мисуркина к высшей награде Российской Федерации – званию Героя Российской Федерации. Прошу поддержать.
 
Командир экипажа МКС-35/36,
командир ТПК «Союз ТМА-08М»
летчик-космонавт П.Виноградов
 
 
Владимир Александрович в то время уже тяжело болел, тем не менее рассмотрел письмо и наложил положительную резолюцию. Однако это письмо… исчезло в недрах Управления пилотируемых программ.
 
Примерно через полгода, то есть весной 2014 г., кадровики ЦПК и РКК «Энергия» наконец подготовили единое представление экипажа к наградам: Сашу Мисуркина – к званию Героя Российской Федерации, Павла Виноградова – к ордену «За заслуги перед Отечеством» III степени – и согласно принятому порядку отправили на согласование в администрацию Московской области.
 
К концу лета это представление вернулось в отдел кадров «Энергии» по той причине, что у П. В. Виноградова обнаружился неоплаченный штраф за превышение скорости в июне 2013 г. (Павел в это время был в космосе и летел со скоростью почти 8 км/с. Неужели ГИБДД стало размещать радары на орбите?) Дело затягивалось. Чтобы не задерживать награждение Мисуркина, кадровики по просьбе Павла Владимировича сделали отдельные представления на каждого из них, и документы Мисуркина снова были отосланы в администрацию области. Виноградову же, чтобы сдвинуть дело с мертвой точки, пришлось оплатить штраф и написать «оправдательное» письмо на имя губернатора области А. Ю. Воробьёва с обещанием исправиться и никогда больше «не нарушать».
 
Наконец стороны были удовлетворены, и осенью 2014 г. представление на Виноградова ушло опять «наверх» вдогонку документам Мисуркина. Но вновь осечка и возврат на нулевую отметку: кто-то наверху решил, что орден «За заслуги перед Отечеством» III степени – слишком высокая награда для ветерана-космонавта, совершившего третий полет, инструктора-космонавта-испытателя 1-го класса. В результате на Виноградова вновь было написано и отправлено представление на награждение всего лишь орденом Мужества. Кто конкретно оценивал и выбирал награду для него – нам выяснить не удалось.
 
Шли месяцы. Получили награды космонавты следующих двух экспедиций, летавшие в 2014 г., а указов по награждению Мисуркина и Виноградова так и не было. В 2015 г. Павел Виноградов разговаривал по этому поводу с руководством ЦПК Ю. В. Лончаковым и В. Г. Корзуном, обращался за помощью даже к В. В. Терешковой, но результата не добился.
 
Наконец, 22 октября 2015 г. вышел указ о награждении орденом Мужества Виноградова, а по Мисуркину указа так и не было. 
 
В ноябре Павла Виноградова пригласили в Кремль на церемонию награждения (она состоялась 10 декабря 2015 г.), но он посчитал, что не имеет морального права принять награду за полет, совершенный вместе с бортинженером, про которого просто забыли, и отказался. В наградном отделе сильно удивились такому решению и обещали все уладить. И «уладили»: передали орден в прекращающее свою деятельность Федеральное космическое агентство. 21 декабря 2015 г. исполняющий обязанности руководителя агентства Александр Николаевич Иванов вручил Виноградову орден на стартовом столе 31-й площадки Байконура на построении стартового расчета после запуска «Прогресса МС». 
 
В тот же день Павел Владимирович изложил А. Н. Иванову ситуацию с награждением бортинженера, и тот пригрозил всем «оторвать головы» за такую работу и обещал, что, как только будут готовы документы на награждение Елены Серовой и Олега Артемьева, туда вставят и фамилию Мисуркина. 
 
И вот указ по Артемьеву и Серовой вышел, но… про Александра опять забыли! И вот ходит Сан Саныч Мисуркин по Звёздному городку на службу, готовится к новому космическому полету, встречается со школьниками, студентами, трудовыми коллективами, но при этом неудовлетворенность и обида морально давит, вынуждает этого честного, скромного человека опускать голову. Ему порой приходиться даже оправдываться, отвечая на немые, а иногда и на прямые злорадные вопросы недоброжелателей: «Что вы там такое на станции натворили, что вам даже звание летчика-космонавта не дали?» Как объяснить людям, что он оказался без вины виноватым из-за разгильдяйства и равнодушия чиновников? И не только он…
 
 
Наша справка
Как удалось выяснить НК, сейчас представление на награждение космонавта проходит через семь (!) инстанций:
1. Начальник ЦПК;
2. Глава ЗАТО «Звездный городок»;
3. Губернатор Московской области; 
4. Полномочный представитель Президента РФ в Центральном федеральном округе;
5. Руководитель Роскосмоса;
6. Комиссия при Президенте РФ по государственным наградам;
7. Президент РФ.
Стоит ли удивляться, что указы по награждению космонавтов выходят с такой задержкой?
 
 
Обсудить на форуме (комментариев 7).